22 апреля  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

20 апреля  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

30 марта  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Цитата:

В практическом отношении примеров борьбы за реальное повышение заработной платы относительно не много. Хотя, казалось бы, именно рабочим как создателям всех материальных ценностей и наименее оплачиваемым труженикам нужно более активно требовать недоплачиваемой стоимости их рабочей силы. Примеры активной борьбы рабочих за повышение зарплаты показывают докеры Санкт-Петербургского и Туапсинского морских портов, рабочие Санкт-Петербургского завода «Форд Моторс Компани», сборщики завода «Автоваз», рабочие чаеразвесочной фабрики «Невские пороги», водители ФПС «Почта России» Санкт-Петербурга, рабочие пивоварни «Хейнекен» (С-Петербург), Ленинградского металлического завода, московского завода «Автофрамос», водители хлебозавода «Восход» (Новосибирск), рабочие ОАО «Михайловцемент», ОАО «Карельский окатыш», нефтяники Западной Сибири и другие.

Борьба рабочих носит пока еще зачаточный характер, поскольку зачаточно и капиталистическое производство в России, и субъективные возможности людей, не научившихся пока отстаивать свои интересы и даже не понимающих свои основные интересы. Рабочие как продавцы своей рабочей силы должны стремиться продавать ее не ниже стоимости, обеспечивающей нормальное воспроизводство работника и его семьи. Таким образом вопрос о повышении зарплаты переводится из плоскости субъективных претензий на увеличение заработной платы на 10 или 20 процентов (кстати, а почему на 20, почему не на 30?) в плоскость установления объективно необходимой цены рабочей силы, в плоскость справедливого — одинакового подхода ко всем товарам, включая и товар «рабочая сила».

Каждому работнику по отдельности свое экономически обоснованное законное право продавать рабочую силу по стоимости — не реализовать. Как капиталисты реализуют свои интересы только с помощью общественных объединений и государства, так и работники могут добиться справедливой зарплаты, соответствующей стоимости их рабочей силы, только с помощью общественных организаций, прежде всего — профсоюзов, только коллективными действиями.

Так говорит теория. А что показывает практика? Прежде всего, весь опыт реальной борьбы рабочих показывает: зарплату серьезно повышали лишь тем, кто ее требовал и был готов подтвердить свои требования забастовкой — это, прежде всего, докеры, авиадиспетчеры, затем — автомобилестроители, создавшие независимые союзы по профессиям, то есть подлинно профессиональные союзы.

Наиболее развитые профсоюзы пришли к выводу о необходимости бороться не за отдельное локальное и временное повышение зарплаты, которое через год съест инфляция, а за реализацию законного права на получение адекватной цены за свой товар.

Докеры рассчитали, что их рабочая сила стоит 202408 рублей. Кому-то это кажется много и представляется чем-то нереальным. На практике же докеры Гамбургского порта в Германии получают в пересчете на наши деньги до 350 тыс. рублей. Так что 200 тысяч — это в 1,5 раза меньше, чем в образцовой для российских предпринимателей Европе где, между прочим, цены ниже, чем в России.

Опыт показывает, что уже сейчас буржуа готовы платить работникам 60–100 тысяч рублей в отдельных отраслях. Это уже только в 2 раза меньше реальной стоимости рабочей силы докеров. Следовательно, мы можем догнать Европу в 2 шага:

а) добиться сначала получения стоимости рабочей силы по российским меркам, т.е. 200 тысяч рублей для докеров (представителям других профессий следует рассчитать стоимость своей рабочей силы по схеме, предложенной докерами);

б) добиться западноевропейского уровня вслед за достижением западной производительности труда. Что касается последнего, то дело здесь не столько в квалификации рабочих (они могут быстро освоить новую технику на базе еще советского образования), а в новой технике и технологиях, которые должны обеспечить собственники средств производства. Но последние не торопятся покупать новые орудия труда. Они, таким образом, тормозят рост производительности труда. Соответственно и рост своих доходов тоже.

Еще больше, чем докеры, в такой практике заинтересованы рабочие других профессий — ведь они нередко получают значительно меньше, чем докеры. Средняя заработная плата в России составляет лишь около 13 тысяч рублей в месяц. И это наглядный аргумент за то, что приличную зарплату имеют только те, кто ее требует. Авиадиспетчеры и докеры научились требовать — они получают. Кто не научился — получают подачки на выживание, а не заработную плату как стоимость рабочей силы.

В этом отношении мир капитала по-своему справедлив. Если вы не хотите продавать свой товар по стоимости, у вас его с удовольствием скупят за бесценок, на дармовщинку.

И здесь сталкиваются две справедливости: буржуазная и рабочая. Буржуазная справедливость заключается в рыночном равенстве: равенстве продавца и покупателя перед законом. Оба они свободны продавать свои товары по ценам, не противоречащим законам государства. Но они не равны фактически, вследствие своего экономического положения: буржуа, имеющий средства производства и деньги, может подождать и отложить покупку рабочей силы. А рабочий не может отложить ее воспроизводство, так как каждый день он должен есть, пить, обуваться, одеваться, кормить детей и т.д. Но это невозможно при отсутствии соответствующих денежных накоплений. И хотя право на равный и свободный обмен своего товара (рабочей силы) на товар-деньги (цену рабочей силы) он имеет, он не может его реализовать по эквиваленту фактически, если действует в одиночку.

Разрешая проблему справедливости, рабочий класс ряда развитых капиталистических стран далеко продвинулся вперед. Поэтому там зарплата (цена рабочей силы) близка к ее стоимости (то есть стоимости жизненных средств рабочего и его семьи). Если в России средняя зарплата около 360 евро, то в странах Евросоюза — более 3500 евро в месяц.

В России не реализована даже буржуазная справедливость: на 10 тысяч рублей (да даже и на 100 тысяч рублей) в месяц нормально рабочую силу не воспроизвести. Тем более не воспроизвести работников для современных технологий: нанотехнологий, космических технологий, атомных технологий, биотехнологий и т.д. Именно поэтому возник значительный дефицит рабочих высокой квалификации. Однако вместо политики ликвидации этого дефицита сохраняется политика искусственного сдерживания заработной платы. Поэтому работники вымирают со скоростью 500 тысяч в год. При этом не следует забывать, что и сама буржуазная справедливость несправедлива: она отбирает у рабочего весь прибавочный продукт (прибавочную стоимость) и, таким образом, эксплуатирует рабочего.

Помочь рабочим в осознании своих интересов может только участие в коллективных действиях, в деятельности профсоюзов и рабочей партии.

Если рабочие будут планомерно и настойчиво бороться за реальную стоимость своей рабочей силы, то и зарплата станет не ниже европейской.

А.С. Казеннов, доктор философских наук, профессор Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина

Какой быть зарплате

Читайте дальше →

30 марта  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Небольшое разъяснение интересующимся «бедняками», «богатеями», «борьбой с олигархами», «средним классом» и прочим политическим бредом.

Класс — это группа объектов множества, объединённая неким качеством.

Качество — это категория, позволяющая объекту сохранять и удерживать себя в изменениях.

Качество либо есть, либо его нет. Среднее качество может быть только у сосисок в магазине, и то, так исторически называется продукт с некой количественной характеристикой (например, количеством мяса, достаточно произвольно определённого как «среднее»). С научной точки зрения качество либо есть, либо его нет.

Количество, в отличии от качества — это «безразличная граница». При переходе этой границы количество меняется, а качество остаётся прежним. Вода температурой 24 градуса и вода температурой 25 градусов — это разная вода. Но это — вода. Не пар. И не лёд.

К сожалению, в 56-м году в СССР отменили преподавание логики. Результаты (в том числе этого) мы видели в 90-е, когда толпы советских инженеров заряжали воду перед телевизором (http://coub.com/view/9t1g3 — заряд, кстати, ещё остался :), и их же мы видим сейчас, когда разного рода бестолковые или злонамеренные граждане вещают про «когнитариат», «креативный класс» или про класс, прости господи, «средний».

Итак, сначала бред.

«Средний класс» — это оксюморон (см. выше про качество и количество). Что, если вы обладаете благосостоянием чуть меньше среднего? Вы относитесь к классу «чуть меньше среднего»? А если совсем чуть-чуть меньше среднего? Придумаем ещё один класс? А средний класс в Москве и Торжке — это одно и то же?

«Когнитариат» — как «пролетарии умственного труда»... Во-первых, «пролетарий» — это не качество, а уже определённый класс (определённый А Смитом и Д. Рикардо, которых сочинитель разных «когнитариатов», скорее всего, ниасилил). Во-вторых, «умственность труда» — это давно уже не качество. Не всякий дизайнер или программист (когнитарий, [censored] !) осилит креативным мозгом справочник сантехника.

«Креативный класс» — такая же ахинея, как и «когнитариат». Только круче и духовнее ))

Как на самом деле?

Есть два качества, однозначно определяющие классы в политэкономическом понимании.

  1. Средства производства в собственности.
  2. Отношение к труду.

Средства производства у вас либо есть, либо их нет. Если они есть, но чуть-чуть — значит, они есть.

Труд вы в экономику либо вкладываете, либо нет. Если вкладываете чуть-чуть, значит, вкладываете.

Простая комбинаторика: два качества — четыре класса:

  1. Капиталисты — владельцы средств производства, получающие из экономики блага про праву владения капиталом.
  2. Мелкая буржуазия — владельцы средств производства, на этих средствах производства работающие.
  3. Пролетариат — люди, трудящиеся на чужих средствах производства (см. «капиталисты»)
  4. Деклассированные элементы — не трудящиеся, не владеющие СП, живут за счёт социалки или криминала.

Мелкая буржуазия и пролетариат — это трудящиеся. Потому, что они трудятся (всё просто, не так ли? :).

Капиталисты — это не трудящиеся. Они получают блага из экономики в зависимости от величины капитала, а не вложенного в неё труда. Если у вас в подвале дачи небольшой заводик, приносящий полмиллиона в год, а у меня — акции отрасли, приносящие полмиллиарда, было бы странно предполагать, что мой рабочий день в тысячу раз длиннее вашего.

Классовая сущность не имеет прямого отношения к благосостоянию. Директор крупной корпорации — это наёмный работник, пролетариат. А еле сводящий концы с концами фрилансер — это буржуазия. Есть опосредованное отношение, но это отдельный разговор.

В одном человеке может сочетаться несколько классов. Никто не запрещает владельцу фирмы одновременно быть наёмным работником (например, директором) своей (а может, даже и чужой) фирмы. Никто не запрещает пролетарию держать в банке счёт аж на двести тыщ рублей и получать небольшие процентики со своего капитала — на оплату мобильника хватит.

Но.

Ни один человек не может выломиться из этой системы в пятый класс. Пятого класса просто нет. И «среднего» класса тоже нет. Потому что качеств — два. А классов — четыре.

Собственно, вывод.

Если вас кто-то пичкает бредом про то, что большевики боролись с богатыми (хотели всех сделать бедными, ага) или про средний класс (этакая морковка перед политизированным ослом) или придумывает новые классы с привлекательными названиями (см. гностическая ересь «ну мы-то с вами особые, мы-то не такие как все») — не слушайте этих людей.

В лучшем случае это — глупые люди.

UPD: Знающие камрады поправили: классов — три.
Поправляюсь: экономических классов — три. Тех, которые вкладывают в экономику труд, или получают из неё блага. И ещё один, к экономике имеющий отдалённое отношение)

Кухонная философия: классы

Толково.

26 января  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Новости ахуительных капитализмов:

В группе компаний «Мортон», интегрированной в структуру ГК «ПИК», началась оптимизация штата, узнал «Коммерсантъ». Под сокращение уже подпали почти 1 тыс. человек, всего планируется уволить 3 тыс. сотрудников

Группа компаний ПИК Сергея Гордеева сократила 1 тыс. человек из штата приобретенного им в сентябре «Мортона». Об этом «Коммерсанту» сообщила ​аналитик Sberbank CIB Юлия Гордеева со ссылкой на данные, прозвучавшие во время конференц-колла для аналитиков.

По данным Гордеевой, всего будут сокращены 3 тыс. человек из числа сотрудников «Мортона». Как уточнил источник издания, близкий к бывшему руководству компании, на момент продажи «Мортона» в центральном аппарате работали 1,5 тыс. человек, а вместе с сотрудниками ДСК «Град» и сетевых компаний — всего 5 тыс. человек. «Обязательств по сохранению штата сотрудников или аналогичных им новый собственник на себя не брал», — отметил собеседник газеты.

Гордеева пояснила, что группа ПИК намерена снизить расходы на офис, зарплаты и маркетинг на 5 млрд руб. в год. В эту сумму также включена оптимизация финансовых расходов, в частности на обслуживание долга. Общий объем экономии после объединения группы ПИК и «Мортона» Сергей Гордеев оценивал в 10 млрд руб., отмечает «Коммерсантъ».

По информации старшего директора отдела исследований Cushman & Wakefield Юлии Богомол, помещения, где располагался центральный аппарат «Мортона» в бизнес-центре рядом с метро «Преображенская площадь», уже освобождены.

Представитель ГК ПИК подтвердил «Коммерсанту», что группа оптимизировала структуру, однако отказался от дальнейших комментариев.

Президент и главный акционер группы компаний ПИК Сергей Гордеев купил весь девелоперский блок бизнеса крупнейшего застройщика жилья России «Мортон» в сентябре 2016 года. Условия сделки предусматривали, что Гордеев возьмет на себя обязательства по выплате долга ГК «Мортон», который, по словам ее бывшего президента Александра Ручьева, составляет «около 22–24 млрд руб.».

В конце октября стало известно, что группа ПИК выкупила «Мортон» у Horus Real Estate Fund I B.V. Сергея Гордеева и интегрирует компанию в объединенную структуру. Целью этой сделки Гордеев называл «создание лидера рынка оборотом 180 млрд руб.».

В группе компаний «Мортон» начались сокращения

Вот так, без затей, путем выкидывания на улицу 3 000 (трёх тысяч!) сотрудников поглощённого конкурента, «создаётся лидер рынка».

«Только бизнес, ничего личного» (ц)

16 января  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Руслан Карманов на линии:

Заметили, что тема профсоюзов тихо сведена на нет — защитой прав занимаются горластые «правозаshitники», которые могут сутками орать про права карликов, гомосеков, латиносов и веганов, но вот чуть что касается профильной задачи — трудовых споров, условий труда, оплаты и социалки — резко умолкают?

Такое вот переключение внимания, без палева совсем, да.

Генри Форд проще делал — лидеров профсоюза заказывал отстреливать мафии. Оплата киллера выгоднее, чем доплата всем рабочим на предприятии.

Сейчас вся эта схема с «любой ценой не давайте трудящимся объединяться для защиты интересов» стала уже слишком очевидной — профсоюзы высмеяны и уничтожены, в результате чего «каждый за себя» и против корпоративной машины — с юристами и кадровиками, которые за копеечку стерегут интересы фирмы и показательно уничтожают тех, кто что-то вякает.

Поэтому тихий корпоративный беспредел вида «а вот Вася не так посмотрел, к нему в обед пришли и сказали, что он больше не работает» — уже норма, более того — выжившие Васи активно это поддерживают, мол «так ему и надо, не вписался в систему, а мы-то прислуживаем так хорошо, что господин начальник нас замечает и мы на хорошем счету, нам-то это не грозит, мы-то стараемся». В сухом остатке — декоративная социалка, нуль гарантий, легализованный овертайм и работа вне рабочего времени, всё это за ту же зарплату, чуть что — пшёл нахуй, а кто начнёт возмущаться — «он просто не тянет наш темп работы, наши высокие стандарты».

Это тот самый «успешный капитализм», порождающий бесправных лакеев, дрожащих над «а вдруг выкинут, а у меня кредиты» и делающих что угодно, любой ценой, лишь бы призрачная надежда на надбавку и продвижение была. Тот самый, который в 80х нам рекламировали как «Никакого совка, всё по уму».

Да-да.

К вопросу о защите прав трудящихся

В Британии беременную стюардессу EasyJet уволили за съеденный бутерброд

Подпишусь под каждым словом.

7 декабря 2016  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Руслан Карманов на линии:

Утреннего разминочного пиздеца вам в ленту.

https://vc.ru/p/welcome-to-2030

Это даже не эльфизм, это что-то запредельное.

На всякие вопросы «А зачем тебе, дуре, такое будут создавать, какой смысл в этом всём?» ответов, понятное дело, нет и не будет.

Я хотел бы лишь заметить чуть другое.

Лет 30 назад в массовое сознание активно вбивался тезис о том, что Плохой Коммунизм Это Когда Ничего Своего. Абсолютно все проблемы сваливались на «ну при совке-то ни у одной вещи не было Хозяина, а вот при Хозяине-то всяко пизже и совсем как у людей». Дичайший мещанский надроч на стяжательство и накопительство, подспудно собиравшийся в черепушках на «интеллигентских кухоньках», под шёпот и цокание языками, вываливался в виде «а давайте помечтаем про Нормальные-то Страны, где у каждого — свой магазинчик, своя небольшая лавочка, как пиздатенько-то...» (мы видим с вами рудимент этого в виде «на майдан вышли люди со Своими Бизнесами»).

Частная собственность возводилась в абсолют и фундамент всего; подразумевалось, что достаточно поменять власть и у всех она самопоявится в достаточном для бессмысленного, безумно тоскливого времяпросирания вида «всё будет как в кино Амели — музычка такая играет, а мы сидим такие в уличных кафешках и кофе пьём, и всё как-то вот так вот само собой пиздатенько».

Это вбивалось как эталон, как образец, как цель, которая оправдывает средства.

Чу! Прошло всего 1 полное поколение.

И нельзя не заржать, видя внутреннюю противоречивость результата.

Теперь новый Хозяин приказал слугам веровать в Экономику Сервисов и они, толкаясь жопками и сопя, побежали кричать, что «ололо, у лохов есть что-то своё, а я вот просто арендую когда надо чужое!». Бля, где ж «у каждой вещи должен быть свой хозяин, святое право частной собственности»? Фундамент мироздания у хайтех-мещан оказался не просто не каменным, а надувным, притом надувным в долг. По необходимости его сдули, срочно забыли про святую частную собственность и давай надрачивать:

«Ко-ко-ко! Убер! Ко-ко-ко, я тут резко решил, что машина теперь не „нужна каждому успешному человеку“, хотя я за свою, купленную по факту переезда из деревни, ещё кредит не отдал — я теперь в рамках нью-экономики буду всё брать в аренду! Ой как это выгодно (я не считал, но говорят), ой как это качественно и выгодно (да-да, дохуя, примерно как общественный туалет и домашний), ой как это позволит всем зарабатывать (бля да кем надо быть, чтобы верить, что в капитализме вообще может в принципе быть что-то, что даёт всем заработок?)»

Сервисная модель — логичное завершение прогресса. Если вы за 20 лет догадались, что «Новая Windows стала лучше во всех отношениях» — это не текст, а логотип пополам с постмортемной гравировкой на мраморе, то логично, что устав врать вам «Да всё в 3 раза в новой версии быстрее работать будет... И в 17 безопаснее... И ваще пиздато, короче, купи...», надо сделать проще — брать с вас абонентку, а за неё «делать некие модификации, безусловно полезные и развивающие».

Спросите у любого программиста, что надо делать, когда есть версия продукта 6.0, а новой не было давно, но очень надо для сбыта выпустить новую? Он ответит — выпустить 7.0, а в качестве изменений вписать «Множественные внутренние доработки, улучшение скорости в ряде сценариев, упрощение будущего расширения функционала». Хер докажут, что всё это высосано из пальца — схавают и проапгрейдятся. А определённый процент всегда додумает и доврёт, лишь бы рисануться — «а у меня новая версия реально летает быстрее в пару раз». И всё.

Сервисная модель — не развитие технологий, а идеальный финал для закрытой от лишних вопросов имитации оного. Это не новая экономика, это поношенная и старая — когда крестьянин, чтобы вспахать поле, брал у кулака лошадь, а потом должен был за это часть урожая. Только у крестьянина было честнее, он брал на жизненно необходимые задачи, а текущий вариант «сервисной модели» подразумевает закабаление для временного получения ненужных, некритичных и диктуемых индустрией моды и пиара товаров и услуг.

Притом под крики про Индивидуальность и Нитаковостькакувсех идёт чудовищная массовость и шаблонность. Сервисный подход подразумевает абсолютную шаблонность использования массовых доступных услуг — например, массовая покупка телефонов определённой марки, массовая реклама «фотографируй себя особым способом в особом виде», в результате массовое накопление бессмысленных «личных данных» огромного объёма, и массовая докупка «облачных хранилищ» этих данных. Цепочка простая — каждый шаг предполагает последующий. Купил телефон для селфи — делай, и чекинься. Некуда девать фотки в высоком разрешении (а в другом делают лошары)? Выкладывай в облако, тебе сразу эту возможность встроили, потом чуть-чуть доплачивать начнёшь. Если остановиться и вдуматься «зачем» — до страшных открытий можно додуматься. Но индустрия продолжает клепать связки «массовый товар + массовый сценарий использования = сказка про выразить свою индивидуальность».

Результат всех этих штук прост — деградация.

Что, в общем, и культивируется под маской «хайтех, новая экономика» и наблюдается.

Это даже не эльфизм, это что-то запредельное

16 октября 2016  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Не скучно в Санкт-Петербурге.

28 августа 2016  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Мы не раз говорили, что «Последний Звонок» — проект, который в основном делается силами добровольцев. Нас уже не так мало — людей, знакомых друг с другом только заочно, но объединенных одной идеей. Сегодня представляем результат нашего совместного творчества с известным видеоаниматором, создателем интернет-канала ОКеям Нет, одним из первых откликнувшимся на призыв «Последнего Звонка». Кто и почему уничтожает российское образование? Почему это — вопрос национальной безопасности? Есть ли у России шанс на новый Sputnik Moment?

Смотрите. Оценивайте. Распространяйте.

Помочь фильму Последний звонок

24 мая 2016  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Цитата:

1427 год был выбран в качестве даты сравнения не случайно. В те времена Флоренция вела затяжную войну с Миланом и находилась на грани банкротства. В результате бедственного положения городских финансов флорентийские власти решили провести перепись примерно 10 тыс. налогоплательщиков. В документах, кроме фамилий и имен глав семейств, содержатся описание их профессий, доходов и состояний.

Около 900 из попавших в перепись 1427 г. фамилий существуют во Флоренции до сих пор и по-прежнему платят высокие налоги. Конечно, среди них есть и случайные совпадения, но большинство представителей одинаковых фамилий в любом случае являются не тезками, а родственниками.

Анализ показывает, что социоэкономический статус сохранился за шесть веков, на удивление, четко. Богатые флорентийцы в начале второго десятилетия 21 века имеют те же фамилии, что и богачи в 1427 году. При этом совпадают профессии и доходы. К примеру, среди членов гильдии обувщиков совпадение составляет 97%, а гильдии ткачей шелка и адвокатов — 93!

В списке богачей Флоренции те же фамилии, что и 600 лет назад

Это называется — социальные лифты европейской демократии.
А так-то надо просто хорошо работать.

© Дмитрий Юрьевич Пучков

Читайте дальше →

2 мая 2016  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

17 марта 2016  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Илья Ремесло на линии:

Согласно данным бюджета города Москвы, в ближайшие годы расходы на ЖКХ и благоустройство составят около 500 миллиардов рублей. Ответственным за освоение столь внушительных сумм является первый заместитель мэра Москвы Петр Бирюков. Юрист Илья Ремесло изучил возможный конфликт интересов в деятельности вице-мэра Бирюкова и его родственников, чей предпринимательский размах в последние годы достиг небывалых масштабов.

Петр Бирюков, работающий на разных столичных должностях около четверти века, отвечал за московское ЖКХ еще при Лужкове. Бывший мэр неоднозначно оценивал деятельность своего заместителя: «Многое мне самостоятельно приходилось делать за него. Кроме того, имелись и проблемы морально-этического характера».

Возможно, Лужков имел в виду историю 2009 года, когда он отказался подписывать документы об увеличении сметы на восстановление деревянного дворца царя Алексея Михайловича на 200 миллионов рублей и посоветовал Бирюкову искать недостающие средства самостоятельно.

Однако сам Петр Павлович на вопросы о семейном бизнесе отвечает твердо: он «никому никаких протекций не составляет и составлять не будет». А пресс-секретарь Бирюкова в свое время назвал ложью предположения о связи семьи Бирюкова с подрядчиками программы благоустройства «Моя улица».

Давайте докажем кристальную честность вице-мэра и непричастность его семьи к освоению миллиардных бюджетных средств на благоустройство и развитие российской столицы.

Все в семью

В базе «Контур-фокус» среди крупных подрядчиков московской мэрии значится некое ООО «Вента», которое занимается сдачей в аренду грузовых автомобилей. Годовая выручка — 717 миллионов рублей, чистая прибыль — 211 миллионов.

Кто же они, счастливые владельцы этой компании?

Предприятием владеют Ирина Петровна и Екатерина Владимировна Бирюковы — дочь и супруга Петра Павловича.

Как известно, если бизнес родственников чиновника находится ровно в той же сфере, что и его непосредственные властно-распорядительные полномочия — тут могут быть вопросы со стороны законодательства о противодействии коррупции.

Единственный снимок в открытом доступе с дочкой Бирюкова Ириной, сделан после ДТП с участием ее BMW X6 в 2012 году. Источник: Lifenews

Смотрим дальше.

Заказчик фирмы родственников Бирюкова — ГБУ «Автомобильные дороги» — бюджетная организация по комплексному обслуживанию и содержанию автомобильных дорог в Москве. Петром Бирюковым через столичный департамент ЖКХ и благоустройства это предприятие курируется напрямую.

Всего за 2013-2014 годы ООО «Вента» освоило более 200 миллионов бюджетных денег.

Статья 10 ФЗ «О противодействии коррупции» определяет конфликт интересов как заинтересованность госслужащего, которая влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных обязанностей. Под личной заинтересованностью понимается возможность получения доходов в виде денег, иного имущества, в том числе имущественных прав, услуг имущественного характера, результатов выполненных работ или каких-либо выгод состоящими с должностным лицом в близком родстве лицами (родителями, супругами, детьми, братьями, сестрами, а также братьями, сестрами, родителями, детьми супругов и супругами детей).

Как видите, вопрос о конфликте интересов вполне логичен. Родственники Бирюкова могут получать доходы в результате его чиновничьих решений, а сам он может быть заинтересован в росте доходов родных и близких. Особенно, если учесть, что за 2014 год Екатерина Бирюкова (жена) задекларировала доход всего в 14 миллионов рублей (сущий пустяк по сравнению с оборотами и прибылью «Венты»).

Другой странностью госзакупок «Венты» оказывается удивительная легкость их получения. Практически все они выиграны без прохождения полноценных конкурсных процедур: подается лишь одна заявка от «Венты», в результате аукцион признается несостоявшимся, а ГБУ заключает контракт с «Вентой» без снижения цены как с единственным поставщиком. Везунчики, одним словом.

Дело Универсстройлюкса

Все, что вы прочли выше — невинные забавы по сравнению с другими бизнес-интересами семьи Бирюковых. Наибольший интерес представляет компания, играющая главную роль в семейном бизнесе вице-мэра Москвы — ООО «Универсстройлюкс» (над брендом долго не думали).

До недавнего времени ее владельцем и генеральным директором был младший брат вице-мэра по ЖКХ — Алексей Павлович Бирюков.

Младший брат заместителя мэра Москвы Алексей Павлович Бирюков

Именно эта компания выиграла конкурс на реставрацию дворца Алексея Михайловича, из-за которой так разозлился Лужков в 2009. Помимо истории с «лишними» 200 миллионами, компания Бирюкова-младшего отличилась и в других историях. После того как на их стройке погиб человек, следователи стали проверять документы компании и обнаружили, что «Универсстройлюкс» получил деньги по госконтракту за снос несуществующих зданий. Хотя сам Алексей Павлович в интервью пятилетней давности гордо заявлял, что его компания сдает объекты «быстро, качественно, и в срок», и всячески расхваливал свои успехи на ниве бизнеса и служения государству.

Нарушенные госконтракты и сомнительное банкротство

Суммы, которые городской бюджет (через департаменты правительства и районные ГКУ) заплатил «Универсстройлюксу», впечатляют. Счет идет на сотни миллионов рублей.

Столь поразительная казенная щедрость не всегда приводила к положительному результату. Например, многомиллионный госконтракт на строительство детского сада был расторгнут, а обязательства компании по нему не были выполнены.

Между тем, выручка компании Бирюкова в 2009 году составила почти 7 млрд руб., а чистая прибыль — всего лишь 35,6 млн руб. Удивительно, но даже с таким серьезным админресурсом компания внезапно влезла в долги. Уже в 2011 году в отношении «Универсстройлюкса» была открыта процедура банкротства, что позволило компании отказаться от выполнения всех обязательств.

Давайте поясним: «преднамеренное банкротство» — инструмент весьма популярный. Компания, видя, что не может расплатиться по долгам и желая уйти от их погашения, начинает заранее готовиться к банкротству. Активы и права требования переводятся на подконтрольные юрлица, заключаются фиктивные договора. Затем эти контролируемые должником лица предъявляют фиктивные требования к должнику, «перебивая» реальные долги компании. В итоге реальный долг размывается фиктивным, компания банкротится, деньги от продажи активов достаются ее владельцам, а реальные кредиторы остаются ни с чем.

Одним из признаков преднамеренного и фиктивного банкротства считается резкое ухудшение двух или более финансовых коэффициентов:

Глядя на финансовый баланс, мы видим то самое ухудшение показателей перед банкротством — от прибыли компания Бирюкова внезапно перешла к убыткам на сотни миллионов.

Компании грозила ликвидация и распродажа имущества, но случилось чудо — в 2014 году «Банк Москвы» и «Сбербанк» переуступили свои права требования к компании Бирюкова двум другим организациям — ЗАО «Монолит» и «Главремонтстрой» (запомните эти компании, мы к ним еще вернемся).

В результате, новым кредиторам «большинством голосов» удалось продавить мировое соглашение, банкротство было приостановлено, а компания Бирюкова получила отсрочку платежей. Другим компаниям, включая «Сургутнефтегазбанк», щелкнули по носу — свои деньги вернуть они не смогли.

Однако, Бирюков и его «Универсстройлюкс» продолжили игнорировать свои обязательства, и в 2014 году процедура банкротства возобновилась.

Государство без права на неустойку

И здесь начинаются странности. Требования «Универсстройлюксу» за невыполненный контракт в размере 317 миллионов рублей пыталось предъявить Управление капстроительства Москвы. К тому же выяснилось, что компания брата Бирюкова провалила свои обязательства по госконтракту, согласно которому обязалась проложить инженерные коммуникации. За три года не сделали ничего. (Что там говорил Бирюков-старший в своем интервью? «Быстро, качественно и в срок»?)

На этом основании столичное ведомство выставило Бирюкову-младшему неустойку в размере 317 миллионов — за три года просрочки по госконтракту.

Что сделал суд в ответ на законное требование? Написал, что неустойка очень велика и сократил ее ...в 17 раз!

Чтобы было понятно: снижение неустойки ниже ставки ЦБ РФ допускается в экстраординарных случаях. Бирюкову очень повезло, «экстраординарный случай» наступил и суд подарил брату вице-мэра 300 миллионов рублей из московского бюджета.

Обанкроть сам себя

Банкротство «Универсстройлюкса», который получал гигантские средства из городского бюджета и не исполнял по ним работы — контролируется двумя компаниями — ЗАО «Монолит» и «Главремонтстрой», о которых мы упоминали.

Кто за ними стоит?

В данный момент «Монолит» зарегистрирован на двух лиц, имена и фамилии вам ничего не скажут. Согласно реестру, на этих двух счастливчиков записано более 150 компаний — более явного признака регистрации на подставных лиц нельзя придумать.

А если копнуть чуть глубже и поинтересоваться, кто раньше был собственником и генеральным директором обеих компаний, то перед нами предстанет некая гражданка Малова.

Все та же Малова внезапно оказывается учредителем фирмы «УСЛ Механизация».

Эту фирму также связывают отношения с братом вице-мэра Москвы. УСЛ в названии — это аббревиатура «УниверсСтройЛюкс» (название снова придумывали недолго).

Чтобы устранить все сомнения — ранее учредителем данной фирмы была Анжелика Бирюкова — племянница вице-мэра. А ликвидатором фирмы является ... еще одна носительница славной фамилии городских благоустроителей — Н.В.Бирюкова.

Анжелика Алексеевна Бирюкова, племянница вице-мэра Москвы

И вот эта со всех сторон аффилированная с вице-мэрским семейством фирма заявляет требования к компании брата Бирюкова (читай — к самим себе) в размере.... 867 миллионов рублей!

Суд, не удосужившись провести элементарную проверку, эти требования моментально удовлетворяет.

Реальным бенефициаром всех этих фирм со звонкими названиями, с помощью которых банкротится мега-подрядчик мэрии, является брат заместителя мэра Москвы Алексей Бирюков. Этот факт семье высокопоставленного чиновника скрыть за крайне подозрительными схемами не вышло.

Взять полмиллиарда из бюджета — можно не возвращать

Но это дела компании, а что с самим братом Бирюкова?

Предлагаю вам ознакомиться с интересным решением Кузьминского районного суда города Москвы.

Согласно ему, с Бирюкова-младшего взыскали пустяковую сумму — 486 миллионов рублей кредита, который был взят у «Банка Москвы» и так и не был возвращен.

Распечатка из базы судебных приставов, подтверждающая, что брат вице-мэра Москвы является злостным должником прилагается.

Согласно решению суда, фирма «Главремонтстрой» (которая, как мы уже выяснили выше, подконтрольна Бирюкову) взяла кредит и не вернула его. Бирюков же являлся поручителем — такая схема часто практикуется банками, когда фирма оформлена на подставное лицо. Похоже, что никаким имуществом данный кредит не был обеспечен, раз банк был вынужден взыскивать деньги с Бирюкова.

Как думаете, в любом ли банке вам могут выдать без обеспечения, «под честное слово», полмиллиарда рублей?

Но бывают радостные исключения. Вспоминается скандальное дело о «невозвратных» кредитах «Банка Москвы», которые выдавались заемщикам лишь на бумаге, а средства присваивало руководство. В результате государство было вынуждено за счет средств бюджета спасать банк. Ущерб казне по данному делу уже превысил 150 миллиардов рублей. Крупнейшая банковская афера в истории современной России, в совершении которой обвиняют бывшего президента банка Андрея Бородина, который скрывается в Лондоне.

Учитывая давние связи Бородина и экс-мэра Лужкова (по решению которого и был создан «Банк Москвы»), радушное отношение банка к Бирюкову и его родственникам выглядит логичным.

Видимо, давние связи Петра Бирюкова помогли его родственнику «исправить кредитную историю». За наш с вами счет, разумеется.

Следует признать бесспорный талант Алексея Павловича Бирюкова не только в банкротных делах. Освоить невозвратный кредит в полмиллиарда рублей государственных денег — такое дано не каждому.

Что в итоге:

1. Компании с выручкой в сотни миллионов рублей, которые контролируют родственники Петра Бирюкова, могли быть замешаны в конфликте интересов с самим вице-мэром. Они оказывали городу услуги в сфере служебных полномочий чиновника, при этом выигрывая госконтракты без снижения цены и конкуренции.

2. Компания брата заммэра, Алексея Бирюкова, «Универсстройлюкс» допускала грубое нарушение принятых на себя обязательств перед городом, но была освобождена от ответственности судом при подозрительных обстоятельствах «контролируемого» должником банкротства.

3. Банкротство бирюковского «Универсстройлюкса» имеет все признаки фиктивного — требования к должнику на сотни миллионов выдвигают фирмы, связанные с тем же самым братом вице-мэра.

4. Прямой родственник заместителя столичного мэра нарушил свои обязательства по кредитному договору, в результате чего «Банку Москвы» (и соответственно бюджету) был причинен ущерб в полмиллиарда рублей.

Как устроен бизнес семьи вице-мэра Москвы по ЖКХ

28 февраля 2016  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

23 декабря 2015  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Комментарии на ютубе сочатся любовью к «эффективным менеджерам».

12 декабря 2015  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Борис Юлин на линии:

Смотрю за тем, как люди спорят по поводу забастовки дальнобойщиков против новых поборов. Смотрю, и нахожусь в состоянии полного ошеломления.

Вроде вполне очевидная ситуация.

Дорогие сограждане. Новый сбор — очередная кормушка для вполне конкретных олигархов.

В чём её суть (все знают, но напомню)? Это сбор (при помощи специального оборудования и предварительной фиксации маршрута) с большегрузного транспорта частной структурой, которая, осуществив сбор и покрыв свои расходы и запланированную прибыль, перечисляет остальные средства сбора в Дорожный Фонд. По оптимистичным планам частной компании они будут тратить на обслуживание системы по 10,5 млрд. (на деле, как показывает практика — много больше), а собирать — 50 млрд. (на деле, как неизбежно будет из-за сужения рынка и роста цен — гораздо меньше).

Дальнобойщики не хотят платить на содержание господина Ротенберга-младшего, под которого и создана структура, и не хотят платить ещё раз за то, за что и так уже было уплачено. И бастуют. И порядочные люди их поддерживают. Но это всё — на самом деле мелочи (хотя я полностью поддерживаю дальнобойщиков и считаю их победу крайне нужной для нашей страны). Главное в другом.

Главное в том, что эта система в целом является не просто кормушкой, а целенаправленным и наглым ограблением всех граждан нашей страны, да ещё в таком виде, в каком её могли придумать только откровенные враги народа, враги страны, враги государства.

Почему целенаправленное и наглое ограбление — это очевидно. Дополнительные поборы вызовут:

1. Снижение объема перевозок, ибо стоимость возрастёт, а расходы на них увеличить сложно. Значит меньше грузов будет доходить до места назначения, меньше людей будут зарабатывать на перевозках, меньше станет товара и денег с населения. То есть мы имеем типичную картину перераспределения богатства от бедных (дальнобойщики и все простые граждане) к богатым (в том числе к Ротенбергам). Разница между бедными и богатыми возрастёт ещё больше и ещё ближе приблизит нас к социальной катастрофе.

2. Структура создаётся не для создания дорог, пригодных для большегрузного транспорта, а именно как кормушка для олигарха, для получения прибыли. И такая кормушка у нас уже есть, и не одна. Наиболее известная — михалковское общество по защите авторских прав, для которой ограбили не просто всех торговцев и производителей электроники и носителей информации, но вех граждан, которые вынуждены платить больше. Но авторам почти ничего не перепало. Зато уже шумит скандал по поводу вывода из фонда миллиардных сумм на недвижимость. То есть деньги идут не авторам, а просто отмываются и растаскиваются. С чего кто-то взял, что с новыми поборами будет чем-то лучше? Или приватизация РАО ЕС, когда её растащили по частным карманам, обещая, что это позволит поднять эффективность, и потому снизить тарифы на электроэнергию и отказаться от датирования государством. Но тарифы только непрерывно растут, а дотация государства (то есть опять, на отнятое у нас) возросла.

Что не очевидно, как я понял из общения с людьми — тема врагов.

Итак, почему те, кто пробивают эти поборы для себя и те, кто за них голосуют — враги?

1. Враги народа они потому, что прилагают все усилия, чтобы отобрать у подавляющего большинства сограждан ещё что-нибудь, ещё какую спрятанную копейку. Они из жажды личного обогащения и жажды власти, которую им дают деньги, готовы всех нас загнать в нищету. И на этом поборе они не остановятся. Если не остановить их сейчас, то после дальнобойщиков они придут уже прямо за вами.

2. Враги страны они потому, что их жадность и её удовлетворение наносят прямой ущерб стране. На протяжении всей истории, когда шло единение стран, их рост и развитие — все проходили через отмену платных дорог, отказ от взимания платы за мосты, ликвидацию региональных таможен и налогов. Ибо без этого развитие останавливалось. Дорожные сборы, соираемые не государством — характерный признак раздробленного феодального государства. От этого всегда избавлялись. А сейчас враги страны создают всё новые препоны. Это рост стоимости абсолютно всех видов грузовых и пассажирских перевозок. Это попытка (остановленная народным возмущением) ввести сбор на электричках за пересечение границы субъекта федерации. Это введение платных дорог там, где были бесплатные и перекрытие государственных дорог охамевшими владельцами элитных посёлков. Если не остановить их сейчас, будет всё больше разрушаться связность нашей страны, граждане будут, в основной массе, торчать в своём регионе, а сами регионы будут всё болбше переходить на самообеспечение и экономически обособляться. А это путь, который неизбежно ведёт к развалу страны на кучу мелких стран.

3. И теперь к охранителям, которые во всё всем поддерживают власть, чтобы обеспечить стабильность и укрепление государства — почему враги государства?

Враги государства они потому, что разрушают саму легитимность государства и власти. Если кто плохо учился и уже ни хрена не помнит из истории — государство является инструментом насилия, который используется для того, чтобы обязать всех граждан жить по определённым правилам и содержать государственные институты. И законность/легитимность этой власти держится на монополии государства на насилие и на поборы со своих подданных. То есть государство может, осудив человека за преступления по своим законам, убить его. Или отправить гражданина на войну убивать других людей. Но никто, кроме государства, не может делать этого. И тех, кто покушается на государственную монополию — жестоко карают. И это касается и других прерогатив/монополий государства. В том числе и таких, как издание законов и (!) сбор налогов. Если налоги собирает не государство — это рэкет, грабёж. Но в старину бывали прецеденты, когда государство, срочно нуждаясь в деньгах, или желая дать кормушку своей знати, например, отдавало на откуп налоги или продавало частным лицам монополии на какие-то виды деятельности. И, как историк, скажу вам, что это всегда вело к ослаблению или разрушению государства. Ибо всегда делало государство нелегитимным в глаза граждан. И если не остановить тех, кто создаёт частные кормушки, отдавая на откуп налоги и прочие принудительные поборы — государство будет разрушено. Ибо без опоры на лояльность граждан, на легитимность в их глазах, никакое государство существовать не способно.

И по всем пунктам — суть здесь не в фамилии Ротенберг. Суть в том, что сейчас, обманывая граждан, якобы народные избранники (то есть осуществляющие волю нас с вами???) и правительство вводят принудительный набор (налог) на важную для страны и народа деятельность в пользу частной структуры! Вроде всё очевидно и ничего нового я не сказал?

Но есть огромное количество людей, которые вещают о том, как дальнобойщики разбивают дороги, как нужно на это изыскивать денег и вообще сбор большего количества денег делает государство богаче, и сама система не так уж плоха и с ней можно жить и работать. Где учили этих идиотов? С какого Марса их завезли на Землю?

ПС: Тема идиотов получила неожиданное продолжение в обсуждениях ) Когда я писал о порядочных людях, поддерживающих протест, это не касалось тех политических проституток, что пиарятся на этой акции. То есть я говорил, например, о тех 80% москвичей, что по опросам поддерживают акцию дальнобойщиков. Но не о «координаторах», вроде Расторгуева и других представителей «либерального протеста». Этим плевать на трудящихся и на народ. Они лишь за смену одних олигархов у кормушки на других, ещё более отмороженных.

Дальнобойщики и враги народа

24 ноября 2015  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

20 ноября 2015  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

20 ноября 2015  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

С мест сообщают:

Северо-Западная концессионная компания (СЗКК) рассказала о сроках введения платы на участке автомобильной дороги М-11 Москва-Санкт-Петербург от МКАД до Солнечногорска (15-58 км). Платный режим будет введен на отрезке трассы 23 ноября 2015 года в 00.00 часов.

Одновременно представители СЗКК пояснили, что тарифы на проезд по платному участку от Москвы до Солнечногорска не будут отличаться от озвученных ранее. Напомним, они построены по сложной сетке: цена зависит от времени суток, типа автомобиля, направления движения и конкретного участка. Скажем, для водителя легковушки за поездку от Москвы до аэропорта «Шереметьево» (и в обратном направлении) придется заплатить 100 рублей ночью (22:00-6:00), 250 рублей утром (6:00-10:00), 200 рублей днём (10:00-16:00) и 250 рублей вечером (16:00-22:00). Субботний тариф: 100 рублей — утро, поздний вечер и ночь (22:00-10:00), 200 рублей — день и вечер (10:00-22:00), а воскресенье будет действовать единый тариф — 100 рублей независимо от времени.

Впрочем, одновременно СЗКК запустила программу скидок для постоянных пользователей, которая позволяет оптимизировать расходы на проезд. Программа будет распространяться только на физических лиц, владельцев транспортных средств 1 и 2 категории. Чтобы стать участником программы, водителю необходимо заключить договор, установить в автомобиле транспондер, а также выбрать маршрут, по которому будет начисляться скидка.

Тем, кто совершит в месяц от 1 до 20 поездок по транспондеру, будет предоставляться базовая скидка 20%. Если количество поездок по выбранному маршруту составит от 21 до 30, скидка вырастет до 50%, от 31 до 44 поездок — до 60%, от 44 до 50 поездок — до 70%. При этом поездка учитывается, даже если была совершена только в одну сторону, а их число суммируется, если тариф в один конец отличается от тарифа в обратную сторону.

Как пояснили представители СЗКК, выбранное число поездок обусловлено объективными факторами. Скажем, в стандартном месяце 22 рабочих дня. Таким образом, 44 — это количество поездок, которые совершает житель Подмосковья, работающий в столице. Скажем, житель Солнечногорска по такой схеме заплатит 150 рублей вместо 500 за одну поездку до МКАД или обратно.

А вот те, кто в месяц совершит свыше 50 поездок, напротив, получат лишь базовую скидку в 20%. Как поясняют в СЗКК, такое решение принято, чтобы избежать злоупотреблений с транспондерами.

Новая дорога до Шереметьево: названы сроки введения платы

Нет, ну а что? Давайте введем драконовские тарифы для тех кто ездит массово на работу в Москву из Солнечногорска и Зеленограда. А потом, так и быть, сделаем им же скидку — 75%.
Хочется спросить — а изначально нормальные тарифы установить нельзя было?

1 100 pуб. за проезд от Солнечногорска до МКАД-а и обратно — мое почтение.

16 ноября 2015  Классовая борьба  Николай Карпенко  Комментировать

Цинизму нет предела. Известного на всю страну начальника посадочной площадки «Ижма» Сергея Сотникова, во многом благодаря которому в сентябре 2010 года благополучно приземлился самолет ТУ-154М ЗАО «Мирнинское авиапредприятие «Алроса», на борту которого произошла полная потеря электропитания, вынудили уволиться.

В крохотном аэропорту, где в свое время нашли приют 72 спасшихся пассажира и члены экипажа, и где продолжают регулярно приземляться вертолеты, отключили электроэнергию.

55 — летнему герою-пенсионеру от авиации надоело работать в кабинете в шубе и унтах, и он написал заявление об уходе.

Напомним, 7 сентября 2010 года в Ижме совершил экстренную посадку самолет Ту-154М ЗАО «Мирнинское авиапредприятие «Алроса». Борт летел из аэропорта Полярный города Удачный в Москву. Через 3,5 часа после взлёта на самолёте произошла полная потеря электропитания, которая привела к отключению бортовых навигационных систем. Был также отключен электропривод топливных насосов. Стали искать запасной аэродром. Ближайшая посадочная полоса — в селе Ижма на севере Коми — оказалась уже 12 лет как заброшена, самолеты там не приземлялись. Но... оказалось, что «взлетка» вычищена — нет ни кустарников, ни хлама. На нее и нацелилась «тушка». Самолёт выкатился при пробеге за пределы давно выведенной из эксплуатации ВПП. Никто из девяти членов экипажа и 72 пассажиров не пострадал.

Благополучному приземлению самолета во многом способствовало ответственное отношение к своим обязанностям бывшего директора «Аэропорта Ижма», а ныне начальника посадочной площадки «Ижма» Сергея Сотникова.

Все эти годы он на своем стареньком «уазике» приезжал на заброшенную «взлетку» и чистил полосу. Убирал с бетонных плит старую арматуру, автохлам, которые сваливали местные жители. Так же он выкорчевывал кустарники и деревца, которые пробивались в зазорах бетонных плит. Никто ему за эти работы не платил.

Сергей Сотников 33 года прослужил в авиации, все 12 лет с момента закрытия аэродрома, надеялся на возрождение малой авиации. Теперь его вынуждают покинуть свой пост.

Герой России, спасший самолет на заброшенном аэродроме в тайге, вынужден уволиться

Зато руководство Газпрома себе выплаты подняло.

Читайте дальше →